Jack's Broken Heart

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Jack's Broken Heart > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Позавчера — суббота, 19 января 2019 г.
|-83-| Dimetriya 21:16:25
Неделька выдалась тяжёлая...

Все усилия что я так долго и старательно прикладывала практически пошли крахом.
С самого начала сессии я бла напряжена и натянута как струна.
Меня это почти не беспокоило, потому что ни чем не проявлялось кроме колоссального напряжения.
Но вот уже почти наступил конец сессии и всё что копилось так долго по тихоньку начало выходить.
Ну, как по тихоньку...Не верно брошенные и воспринятые слова привели к скандалу, который в последствии вогнал в истерику всех участников.
***
Приснилось 2 очень ярких и чётких сна, которые прочно засели в голове.
Снились в один день под ряд.
1. Приехала домой, увидела коробку, спросила что там. Мама сказала что кошка окатилась и попросила не открывать.
Конечно же я открыла и из неё во все стороны начали разбегаться котята. Я их всё ни как не могла поймать. Насчитала 29 штук.
Толкование:Череда мелких неприятностей, неудач. Ещё коты могут олицетворять некое мистическое, магическое действие.
2. На празднике меня с ног до головы окатили ледяной водой. Испортили всё.
Толкование: Некая негативная магическая программа: сглаз, порча и т.д.
Я не верю особо в такие штуки, но здесь призадумалась.
С начала года года всё было замечательно,просто­ отлично. Сессия тоже проходила на ура. Но вот в какой-то момент всё пошло по пизде, хотя я всё делаю как всегда.
Плюс недоброжелателей за это время накопилось не много. Не знаю что и думать.
Даже сегодня на экзамене, вытянула билет с 3 вопросами, ни одного более менее лёгкого, ни одного того который я знаю лучше всего или который бы мне просто нравился. Хотелось бы конечно не париться особо и списать, но вышедшее из-за облаков солнце лишало всякой надежды. Выскребла из себя 2,5 вопроса о 5 можно забыть.
Вот такая череда невероятных совпадений если учесть ещё и недавние события есть над чем подумать.
***
А ещё, я ни как не могу согреться. На улице 0; -2, вроде нормально.
Комната самая тёплая в секции.
Сижу в водолазке, свитере, укутана в плед и меня трясёт так, что вместе со мной трясется кровать и все внутренние органы.
Ну, судя по ощущениям конечно же.
Иногда могу проснуться ночью.
Такая фигня творится уже 3-4 дня.
***
По-моему я просто вымоталась, но отдохнуть пока не судьба.
Цель: дожить ло 25.


Категории: Мои записи, Накипело
jack daniels закончился PainNoMercy 17:18:05
­­
Знаешь, знаешь, я тебя...
Я мог отвлекаться, думать в ряд,
Рисовать, ругаться, заставлять,
Тяжелые песни в голову вставлять,
Разбегаться в стороны за 5 минут больше





















кола тоже закончилась
да и не вкусный он с колой
да и вообще не по вкусу он мне
верните мне мой ром бакарди
этот сладкий нектар богов

Музыка Знаешь
Настроение: спокойное и холодное как снег
17:20:02 PainNoMercy
как же ущербно посты выглядят с телефона... ну да ладно, всё равно только с компа сижу, а тут всё идеально, как и всегда
Про Емелю и щуку-волшебницу Сказка в стихах Виктор Шамонин Версенев 14:21:11
­­

За деревней, у речушки,
Проживал мужик в избушке,
Жизнь его была не мёд,
Воз забот он в гору прёт,
Да печали гонит прочь,
Он в работе день и ночь,
Жить ему в нужде нельзя,
В тех сыночках радость вся,
У него их трое, в ряд,
Кушать мальчики хотят!
Год за годом так и шли,
Сыновья все подросли.
Вот женился старший сын,
Жизнь у сына без кручин,
Средний сын жену привёл
И работать стал, как вол!
Жёны тоже при делах,
Та работа им не в страх,
А потом они уж в поле,
Нет семье на отдых доли
И, казалось, наконец,
Радуй сердце ты, отец,
Поживай без тех забот,
Наедай большой живот!
Да расстроен был старик,
Прячет он печальный лик,
Младший сын его, Емеля,
Был ленивым в каждом деле,
И любая та работа,
Не совсем его забота,
И жениться ему лень,
В деле он одном кремень,
Сытно, вкусненько поесть,
Да на печь опять залезть,
Сутки спать на печке той,
Чтоб до храпа, на убой!
Так минуло восемь лет,
Как-то осень встала в цвет,
Всех в работу запрягла,
Всем сейчас им не до сна,
Лишь один Емеля спит,
Сны он чудные глядит.
Добрый вышел урожай,
Закрома под самый край,
От излишков вновь навар,
Их сменяют на товар,
А потом уж нет забот,
Отдых зимний к ним придёт.
День базарный наступил,
На базар народ убыл,
Погрузился и отец
С сыновьями, наконец.
Дал Емеле он наказ,
Самый строгий в этот раз,
Чтоб невесткам помогал,
Их ничем не обижал,
А за помощь, посему,
Обещал кафтан ему,
И Емеля был согрет,
Долго он глядел им вслед,
А в деревню брёл мороз,
Стужу жуткую он нёс.
Вмиг Емеля влез на печь,
Сбросил он заботы с плеч,
Той минуты не прошло,
Храпом домик сотрясло.
Да невестушки в делах,
При своих они правах.
Дел по дому пруд пруди,
Да ещё дела в пути.
Наконец, свистульки-трели,
Тем невесткам надоели,
К печке двинулись они,
Слов сдержать уж не смогли:
- Эй, Емеля, ну-к, вставай,
Всяких дел по дому, в край,
Хоть воды нам принеси,
Гром тебя здесь разнеси!
Он сквозь дрёму отвечал,
Им с печи слова швырял:
- Неохота за водой,
На дворе мороз такой,
У самих же руки есть,
Легче вёдра в паре несть,
А тем, боле, задарма,
Не свихнулся я с ума!
Прорвало невесток тут,
В бой они опять идут:
- Что сказал тебе отец,
Помогать нам, наконец?!
Если ты пойдёшь в отказ,
Пожалеешь, знай, не раз,
Горьким выйдет тот кисель,
Про кафтан забудь, Емель!
Тут Емеля заюлил,
Он подарки так любил,
С печки тут же стал вставать,
Словом их давай хлестать:
- Что кричите на меня,
Вишь, уже слезаю я!
Разорались, дом трясёт,
Мертвяка ваш крик проймёт!
Он топор и вёдра взял,
До реки трусцой домчал,
Стал он прорубь ту рубить,
Рот зевотою сушить,
Нет в работе куража,
На печи его душа!
Долго прорубь он рубил,
Чуть не выбился из сил,
Вёдра полны, наконец,
Думку думает, делец:
«Ох, водичка, тяжела,
Руки рвёт мои она!
Только б мне её донесть,
Да на печь скорей залезть»!
Вдруг в ведро Емеля, глядь,
Он чудес не мог понять,
Щука плещется в ведре,
Тесно ей в такой воде!
Вмиг Емеля рот раскрыл,
Удивлён Емеля был:
- Поедим ушицы всласть,
Не дадим добру пропасть,
И котлеток сотворим,
Вечер славно посидим!
Только молвит щука та:
- Из меня горька уха,
И котлетки, знай, горьки,
Боком вылезут они,
Лучше слушай и вникай,
Да на ум себе мотай!
Возвратишь меня домой,
Стану я тебе рабой,
Все капризы, друг, твои,
Я исполню, говори!
А слова мои проверь,
Повторишь их вслух, Емель,
«По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу»,
А капризам тем, дружок,
И конца неведом срок!
Поражён Емеля был,
Рот он в радости раскрыл,
Щуке верил и внимал,
Глаз со щуки не спускал.
Он и двинул тут же речь,
Слов Емеле не беречь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Сами вёдра пусть идут,
Сами к дому путь найдут!
Вдруг издал Емеля крик,
Он ловил счастливый миг,
Вёдра двинулись вперёд,
Без его совсем забот,
Шли тихонько, без труда,
В них не плещется вода!
Щуку в прорубь он пустил,
Вслед за ними припустил.
Вёдра сами ходом в дом
И на место стали в нём,
И Емеля место знал,
Тут же печку оседлал,
Храп он в домике несёт,
Никаких ему забот!
Да невестушки не спят,
Вновь Емелю тормошат:
- Ей, Емеля, ну-к, вставай,
Наруби нам дров давай!
Шлёт Емеля им ответ,
Суеты в нём просто нет:
- Я, извольте знать, ленюсь,
Делать это не возьмусь!
Вон, под лавкой, есть топор,
Да и выход есть на двор!
Те невестки сразу в крик,
Не впервой им мять язык:
- Обнаглел ты уж, Емель,
Зададут тебе, поверь!
Обижать не стоит нас,
Про кафтан за нами глас!
И Емеля шустро встал,
Он подарки обожал:
- Всё, невестушки, бегу,
Отказать вам не смогу,
Нарубить мне дров пустяк,
Вам я, милые, не враг!
Только женщины за дверь,
У Емели шаг не мерь.
Он на печь обратно, шасть,
Речь он тихо начал прясть:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, топор, скорей вставай,
Поработай, друг, давай,
А потом домой спеши,
Вновь под лавкой той лежи,
А дрова пусть в дом идут,
В печку сами упадут!
Ну, а я вздремну чуток,
Этак, суток так с пяток!
И топорик скок во двор,
Стал рубить дрова топор.
Нарубил он много дров
И под лавку, был таков,
Те дровишки в печку, прыг,
Разгорелись в один миг.
Шло за ночью утро вслед,
В окна брызнул слабый свет,
А морозец вновь на круг,
Стал морозить всё вокруг,
Огонёк дрова съедал,
Без дровишек он страдал.
Вновь невестки кажут лик,
Прут к Емеле, напрямик:
- Ты, Емеля, в лес езжай,
Дров на вывоз запасай,
И в отказ идти не смей,
Нас, Емеля, пожалей,
Коль обидишь нас Емель,
Пропадёт кафтан, поверь!
Он с печи тихонько слез
И на дворик, под навес,
В сани лошадь он не впряг,
Развалился в них, чудак!
Посмеялся тут народ,
Смех по улицам идёт,
А Емеля, в тех санях,
Людям речь явил в размах:
- Эй, людская простота,
Отворяй мне ворота!
Вам, народец, доложу,
По дрова я в лес спешу!
Чудеса народ творил,
Ворота пред ним открыл:
- Ты, Емель, не тормози,
Много дров домой вези!
Запрягайся и в галоп,
Остуди, Емеля, лоб!
Смех волною покатил,
Рот неспешно он раскрыл:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Эй, езжайте сани в лес,
Там, в лесу, наш интерес!
С места сани сорвались,
По дороге в лес неслись.
Диву дивится народ,
Он чудес сих, не поймёт!
Прикатил Емеля в бор,
Проявил в словах напор:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Ну-к, топорик, навались,
До семи потов трудись,
И с дровишками, домой,
Я ж посплю часок-другой!
И Емеля вмиг уснул,
В ус себе он и не дул,
А топор был молодец,
Погулял в бору, делец,
Был в работе голова,
Бор пустил он на дрова,
В сани скоренько убыл,
В них топор чуток остыл.
Сани двинулись домой,
Те дрова в санях – горой.
Спит Емеля на дровах,
Спит с румянцем на щеках!
Оказался слух так скор,
Царь узнал про этот бор.
Возмутился он: - Наглец,
Это за свинство, наконец?!
Порубить мой бор в куски,
Вправлю я ему мозги!
Бьёт тревогу царь в набат,
Шлёт за ним своих солдат,
И солдаты, прямиком,
Ворвались к Емеле в дом,
Стали мять ему бока,
Разбудили в нём зверька.
Слёз Емеля не скрывал,
Он слова в кулак шептал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Бей их, палка, не ленись
Перед ними не срамись!
С места палка сорвалась,
До солдат тех добралась.
Им, служивым, и не снилось,
Так попасть в её немилость,
И позора им не смыть,
Убегали, во всю прыть,
Синяков сокрыть не смели,
Был доклад их о Емеле.
В гневе страшном государь:
- Он воистину дикарь!
Так избить моих солдат,
Не пойдёт такой расклад!
Во дворец его, к утру,
Битым быть теперь ему!
Да Емеля крепко спит,
В доме храп волной висит.
Вот за ночью, наконец,
От царя к нему гонец.
Офицер тот - мокрый ус,
Испытал он власти вкус:
- Одевайся, жук, скорей
И до царских марш дверей!
Чужд Емеле сильный крик,
Перед ним он кажет лик:
- Царь ваш может подождать,
На указ мне наплевать!
Как на двор придёт капель,
Соизволю к вам я, в дверь!
Возмутился, сей гонец:
- Ты, Емеля, не жилец!
Офицер поднял кулак,
Дал Емеле он тумак,
Пал Емеля вмиг с печи,
Позабыл, где калачи.
Вдруг Емеля стал бледнеть:
- Дам тебе ответ, заметь!
Ты же, братец, офицер
И такой даёшь пример?!
Офицер усы утёр,
Он вступать не хочет в спор:
- Ты ещё и возражать,
Служку царского пугать?!
Я кому сказал, вперёд,
И раскрой попробуй рот!
Тут Емелю бес толкнул,
Он в словах уж не тонул:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Покажи нам гнев, ухват,
Ты на дело точно хват!
В гневе стал ухват летать,
Служку царского гонять.
Резво он к царю бежал,
Сказ царю в слезах сказал.
Царь готов был вынуть меч,
В гневе он и начал речь:
- Кто доставит, наконец,
Мне Емелю во дворец?!
Дам медальку, посему,
Да деньжат ещё тому!
Вмиг нашёлся хитрый чин,
Говорил с царём один,
До невесток поспешил,
Обо всем их расспросил,
Про кафтан от них узнал
И Емеле клятву дал,
Мол, поедешь ты со мной,
Ждёт тебя кафтан любой,
Да ещё подарков много,
Даст ему он на дорогу!
Тут Емеля и раскис,
На плечах его повис:
- Поезжай-ка ты, гонец,
Без огляда, во дворец!
За себя я поручусь,
За тобою вслед примчусь,
Свой кафтан заполучу
И такой, какой хочу!
Хитрый чин убыл без бед,
Изложил царю секрет,
А Емеля в думку впал,
Он на печке рассуждал:
- Как же я оставлю печь,
У царя там негде лечь?!
Долго он ещё сидел,
Весь от думок тех потел,
Осенило разом, вдруг,
Мысль его пошла на круг:
- На печи поеду, так,
А иначе мне никак,
На ногах своих ходить,
Можно им и навредить!
Слов Емеля не искал,
Он слова в уме держал:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Поезжай ты, печь, к царю,
А я сон свой досмотрю!
Печка с места подалась,
Вмиг к дороге добралась,
По дороге резво мчит,
Из трубы дымок струит.
Вот примчалось, наконец,
Печка - диво во дворец.
Царь картину эту зрел,
На глазах у всех белел,
Взгляд к Емеле обратил,
Строго с ним заговорил:
- Ты зачем же царский бор,
Запустил под свой топор?!
За поступок, сей дурной,
Ты наказан будешь мной!
Да Емеля не дрожал,
Он с печи ответ держал:
- Всё «зачем», да «почему»,
Я тебя, царь, не пойму!
Ты кафтан мне подавай,
У меня ведь время в край!
Царь открыл мгновенно рот,
На Емелю он орёт:
- Ты, холоп, царю дерзишь,
Раздавлю тебя я, мышь!
Ты опух от сна уж весь,
Полежать надумал здесь?!
Да Емеле не вопрос,
Речь царя из слов-угроз!
Он на дочь царя глядит,
Счастья в нём поток бурлит:
«Ох, красавица, не встать,
Дело нужно мне верстать,
И к царю в зятья попасть,
Захотелось, прямо страсть»!
Развязал он язычок,
Шлёт Емеля слов поток:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Пусть же доченька царя,
Тут же влюбиться в меня!
И давай-ка, печь, домой,
Во дворце хоть волком вой!
Больно царь до слов охоч,
Вон, на двор ступает ночь!
Из дворца он покатил,
Царь словечки проглотил,
Стал он в гневе зеленеть,
Местью праведной кипеть.
А Емелю печь несёт,
Снега шлейф за ней идёт,
Прикатила печка в дом
И на место стала в нём.
Вот идёт в народ молва,
Разлилась вокруг слова,
Про любовь царёвой дочки,
Про её бессонны ночки.
Царь ругает денно дочь:
- Я устал слова толочь!
За Емелю не отдам,
Это просто, знаешь, срам!
Дочь не слушает отца,
Ей сейчас не до словца.
Осерчал в момент отец:
- Это дерзость, наконец!
Свадьбе этой не бывать,
Вам наследства не видать!
Слуг он вечером собрал,
Им приказ жестокий дал:
- Нужно им задать урок,
Изготовьте бочку в срок,
В изготовленную бочку,
Посадить такую дочку,
И Емелю вместе с ней,
Им так будет веселей!
К морю бочку ту свезти,
Приговор там привести,
Бочку сразу в море бросить,
Пусть её волнами носит!
Слугам выпал в первый раз,
Исполнять такой приказ,
Но ослушаться нельзя,
Бочек много у царя,
Посему и жалость прочь,
И приказ свершился в ночь.
Бочка скоро на просторе,
Бьёт её волною море,
В бочке той Емеля спит,
Сны свои опять глядит.
Скоро страх его поднял,
Он спины не разгибал,
В темноте и страхе том,
Бил он словом, напролом:
- Кто здесь рядом, отвечай,
Или двину, невзначай?!
Он дыханье затаил,
Голос рядом очень мил:
- Здесь, Емеля, дочь царя,
Не ругай меня ты зря.
Заточил отец нас в бочку
И на том поставил точку.
В море мы сейчас с тобой,
В споре с пагубной волной,
А погибнуть нам, иль нет,
Лишь у Господа ответ!
Вмиг Емеля понял суть,
Он готов исправить путь:
- По хотению Емели,
Без особой канители,
Да по щучьему указу,
Мой каприз исполни сразу!
Налетай же, ветерок,
Чтоб в беде ты нам помог,
Занеси нас в дивный край,
Нас из бочки вызволяй!
Ветер тут же налетел,
Бочку с ходу завертел,
Он её с воды схватил,
Вверх с собою потащил,
Как до берега донёс,
В щепу бочку он разнёс,
И умчался стороной,
Тишь оставил за собой.
Дивный остров встретил их,
При красотах всех своих,
Золотой дворец на нём,
Птиц полным-полно кругом,
А в сторонке та река,
В ивах чудных берега,
Воды реченьки чисты,
Есть берёзки у воды,
А в округе - светлый лес,
Да луга цветных небес,
А Емеля, сам не свой,
Пред царевной молодой.
Он в любви своей горел,
Ей признаться в том посмел,
Да и ей любви не скрыть,
Сердцу надобно любить.
Свадьба длилась три недели,
За столом все дружно пели.
Ел народ и много пил,
Шутки добрые творил,
И невестки те плясали,
И отца не забывали,
Братья тоже веселились,
Все на свадьбе породнились.
Царь покаялся в грехах,
Он ходил два дня в слезах,
Трон Емеле царь отдал,
И ничуть не горевал.
А Емеля, уж царём,
К щучке той явился днём,
Перед ней спины не гнул,
Волшебство он ей вернул.
Десять лет с тех пор прошло,
Ох, водички утекло!
Царь Емеля, видит Бог,
Под собой не чует ног.
Правит сутки, напролёт,
Хорошо народ живёт,
У Емели пять детей,
Пять прекрасных сыновей.
Только, правда, пятый сын,
Уж совсем ленивый, блин!
Есть ещё один секрет,
Пусть его узнает свет!
Царь воздвиг за троном печь,
Да ему на час не лечь,
Коль теперь ты, братец, царь,
То бока свои, не жарь!
А на печь нашёлся спрос,
Держит сын по ветру нос.
Он на печке сутки спит,
Царь на сына не кричит.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
Читает: Александр Водяной
https://yadi.sk/d/M­z2KtENhrxkkj

Категории: Сказка в стихах
пятница, 18 января 2019 г.
Действительно, зачем? Dankor 20:27:18

Show me your face...


"Зачем ждать?" говорит она, "когда можно заняться чем-то другим? Уведомление же придет"

Так изящно меня посылают нахер впервые.
Конечно, зачем ждать, когда ждешь?
Займись чем-то, Дан, ты уже всем успел надоесть.
Вон порисуй, сериал посмотри, ногти накрась.
Чего ты ждешь?
Нечего тут ждать, нечего привязываться и строить карточные домики.

Отвали и смирись.
Твои обиды никому здесь не нужны, равно, как и эмоции.
Просто уходи.

Когда сталкиваюсь с людьми, всегда задаю себе вопрос "как долго я смогу потешиться приятным общением?"

В прошлой записи я писал, что ни к чему морально не готов. Я ошибался.
К разрушению общения, как ни странно, я готов всегда.
Эта готовность не делает жизнь проще, не дает облегчения или радость, даже никакой уверенности не приносит.
Просто готов это принять, как факт, который я не в силах изменить.

Начал рисовать.
Гадкая вышла картинка.
Полное отражение того, что я чувствую на самом деле.
Арт терапия какая-то получается.
Надо купить себе раскраску антистресс.

Категории: Возгорание чердака
показать предыдущие комментарии (3)
20:40:01 Dankor
может она дала мне время "остыть" или дала себе "остыть" Бог знает, что там будет завтра, замнется или снежный шар покатится дальше И я еще со своим самомнением могу толкнуть шар под зад, чтоб все катилось в тартарары
20:43:00 Dankor
не хотелось бы доводить до такого, но уж больно быстро мне надоедает глотать все, что в меня летит и строить из себя взрослого, сдержанного я и так постоянно подавляю в себе все, что только можно, нахуй, в этом мире подавить все боюсь обидеть кого-то или задеть герой-любовник, ни дать,ни взять...
еще...
не хотелось бы доводить до такого, но уж больно быстро мне надоедает глотать все, что в меня летит и строить из себя взрослого, сдержанного
я и так постоянно подавляю в себе все, что только можно, нахуй, в этом мире подавить
все боюсь обидеть кого-то или задеть
герой-любовник, ни дать,ни взять
дать бы себе леща всякий раз, когда тянет закрыть глаза на тупорылые шутки или слова к себе родимому
20:44:19 Dankor
может таки начать давать? типо, алло, товарищ, окстись окстись,окстись,окс­тись и еще раз окстись
20:54:54 Dankor
теперь тошнит уже реально, а не просто на словах наверное, надо сказать спасибо кофе+вино
Травля Брассика 17:36:05

Я уже достаточно взрослый человек в осознанном возрасте. С уверенностью могу сказать, что не все люди на земле «хорошие». Четверть века за моими плечами и в своей жизни я многое повидала. Некоторым людям я не могу найти оправданий, хотя признаюсь-искала. Есть горстка людишек, которых я никогда не прощу за все то дерьмо, которое они мне сделали.
Прошло достаточное количество лет, чтобы все это забыть, но забыть невозможно. Большой отрезок моей жизни был затравлен. Часто я думала о суициде, мне не хотелось продолжать так жить. Наверняка, все они так остались такими же ничтожными и по сей день. С тех давних пор, я никого из них не видела. И надеюсь,судьба минует и никогда не столкнет меня с этими людьми.
А говорю я это все к тому, что лимит ублюдков в моей жизни превышен. Поэтому, уже несколько лет меня окружают очень хорошие и светлые люди. Я стала сильнее, а главное, не потеряла веру в людей.
Надеюсь, что все эти жалкие людишки, будут наказаны. И наказание это будет равно всей той боли, что они мне причинили.
P/S Навеяно воспоминаниями со школы.
четверг, 17 января 2019 г.
. Хорьхэ 23:28:11
 Я просто не мог не записать это. Есть две грани отвращения. Отвращение к качествам вне отношений. И отвращение в отношениях. Это второе, особо отвратительное.
Оно мне и не дает жить, как же я ранше не понял.
То есть, отвратительное отношение навязывает отвратительные качества. Что ли.
Я не знаю, смогу ли я сформулировать лучше. Ибо это анализировать довольно трудно. Скажу одно. Есть качества, за которые нельзя любить и. Есть качества... за которые нельзя любить. Но их видят. В общем, есть херня, когдалюбишь и тебя отвергли,и ты, глядя на себя, ловишь качества, как блох, а есть херня, когда... К тебе тянутся нехорошие люди с нехорошими качествами... Короче, в одном случае ты любишь, а тебянет, а в другом вроде наоборот, но это нельзя назвать любовью, тогда что это???
Я выпал вообще в аут, короче.

(как хорошо было бы если б некто видел во мне то, что я хочу чтоб видел некто, а что я хочу. И каким должен являтся и как бы так, чтоб это не достало обоих?)


18.ночь. Как говорится, ни дня без строчки.
Я знал, что что то скрываю от себя.
И это что то бурно заявило о себе. Итак, я никогда не был невинным и не буду.
Я решил не судить себя за это. Просто для меня странно. Я не вполне понимаю. Я не должен нести ответственность за свое устройство. Можееет... Это в генах...
Я подобен дрейфующему одинокому айсбергу.
На как нибудь.
Что там. Полно вкусной еды вдруг, но меня не тянет... Есть пища, но нет насыщения. Я не получил наслаждение от вкусной еды сегодня. В общем, в смысле последних событий, я понимаю, отчего у меня были большие глаза. И понимаю, отчего мне все кпжется, что я не имею права ни на что хорошее. Отчего мне во всех моих проявлениях чудится что то гадкое. Вот теперь понимаю. Слушая сегодня радио, меня не вставило ничто.Ничто не взяло за душу , ибо просто не за что.
Я подумал, а что это я все считаю певцов невинными. А представь, как они наделены той же гадостью, что и ты.
И. Впрочем, я долго не пробовал. Ибо прискучило слушать вообще. Нужно провернуть этот трюк, когда я вставлюсь.
Куда мне далее и что делать с приобретенным опытом, я пока не знаю.

Еще о странном и непонятном. Хотя... Смотря для кого. Понравившаяся песня, после того, как я всплакну-просто исчезает для меня.
И секс. После обьект просто исчезает.
И. Меня опять слегка начало тянуть к тебе.
Я уже думал, как изношен мозг об одного человека. Но. Я тут видел авку. И подумал, что что-то могло б быть от тебя.
В улыбке, в которой скрывается невинный ребенок, доверчивое существо, ждущее только хорошего.
И это нельзя подвести. Но. Хотелось бы обладать.
Может ли это быть полюсом. То есть, крен то так, то так. Сложно. Мне смешно, вспоминая наши возникшиедавно отношения, думать, как вы умудрились испытать симпатию ко мне. Очень смешно. С вашей чистотой. Смешно.

Ненавижу... Наигранное благородство. Хах, просто я читал, как какое то чудовище не стало есть двух мелких дряней, и они после привязались к нему. В общем, рассказец сей мне показался фальшивым. Я ч"хейт.
Что то гадкое мне почудилось. Лучше уж вовсе без благородства, чем наигранное.

Сейчас я забавлялся тем самым. Я переносил с себя на голоса в радио. Если мне удавалось... Какую уйму гадости я испытывал. Прям какпри чтении гадких рассказов) все еще бомбит. Если мне что то кажется недостойным, я хочу это уничтожить.
Так. Спокойно.
В обшем, яощутил стеснение и плотный ком в груди. Я задыхался. Стеснение в голове в виде полукруга. Типа банданы. Вязкое. Чувство крайнего разброда и растерянности.
Слабость в руках. Что то еще. Все симтомы неврологические, короч, ведь я с этим живу. Это мне транслировали в ответ те, крго я измазал в грязи.
Но. Одно жирное но все же было. Не всех мне удалось измазать. Так, при одной песне я ощутил чувство опасности при попытке, типо нужно срочно рвать когти. А еще при... Что персона ходит по краю гибели.
А. Один певец, лев по гороскопу он транслировал грусть, а дальше просто отряхивался и как ни в чем ни бывпло.
А еще она певица. При попытке я ощутил... боль. Да, самую такую боль, будто.. едва ли не физическую. Она была в голове и горле вверху. Я отшатнулся, не в силах продолжить. И еще одна песня... На этот раз боль была в груди. Началось все с отчужденности, желания обособиться, исчезновения всех живущих. Но. Продолжив, началось это.
Неужли я нашел чистоту?!!!!
Не всех людей можно испохабить! Я представил, как какие то грязные гадкие колдуны пытаются навести порчь и так же с ужасом отшатываются!!!!
Я торжествовал.
Но. В последнее время я мало что ощущаю. У меня есть желание сделать плохо кому то абстрактному. А так мало чувств и самое ужасное, я хужеощущаю тебя.
Ну,ладно,похоть-наз­ову вещи своими именами, а что тогда то, что с тобой?!
Оно похоже на... Раскаленный ад, угрозу или... Будто ты хочешь обречь на адские муки. Чтоб веечно в пекле! Это злость? Надменность? Иногда гордость. Уж эти мне просители, и в особенности, просительницы! Так ничтожны.
Если я отрекусь от похоти. Что останется мне. Боюсь, что ничего. Никаких чувств. Мне нечем будет развлечься. Я уже готов бы отречься, но обрету ли? Вот такой я торгаш на высшем уровне.
Я б хотел, подобно тебе, так же мощно разгоняться и выдавать обороты страсти. Но. Могу ли. Обороты злости я выдам.


Я опять в ахуе. Когда я кончил писать, шел первый ночи. Далее я полез в картинки и как то вдруг завис ненадолго нэт. Мне показалось, пролетело десять минут, но.!!!
Прошло три часа. Я правда не понимаю, как это. Да я реально мало смотрел картинок. И это не первый сдвиг времени, в момент написания действительно глубоких тем. Охуеваю и ненавижу.
Злюсь, но не очень повелитель трав 15:52:05
У доктора Конопки такая ублюдская крышечка и в целом тюбик. Пилинг течёт как мр8зь Куда угодно только не на лицо
Был бы он поменьше, сразу всё зае8ись стало бы
15:55:01 повелитель трав
Я плачу деньги не за то чтобы меня угнетала маленькая крышечка
среда, 16 января 2019 г.
Соберешься однажды с мыслями... депрессивная оптимистка 23:01:07
Соберешься однажды с мыслями,
Сделаешь пучок на голове,
Поймешь, что бессмысленно
Зацикливаться на одной главе.

Эту главу ты уже прочитала,
Но зачем возвращаться туда,
Где герои друг друга предали
И оставили боль с тонной льда?

Давно пора перевернуть страницу,
Воздух свежий полной грудью вдохнуть,
Выпустить из клетки уставшую птицу,
Впервые за долгие годы рискнуть.

Рискнуть и плюнуть на все запреты,
Гулять всю ночь напролет.
Дождаться с друзьями рассвета,
Может, наконец, до тебя дойдет.

Что в этом мире ты не одна
И запираться в себе не стоит.
Скоро в город придет весна,
Зимняя стужа со снегом уходят .






П.С: Почему-то о другом не пишется.
бессмысленно all cats are lovely 08:19:01
16.01.2019

мне 22.

последний раз, когда я писала сюда что-то, был не позднее моего 16-тилетия.

16 и 22. что? 6 лет? 6 лет чего? куда они?

интересно, что было бы, если бы я писала сюда последовательно все эти годы.
вероятно, это помогло бы узнать, когда началась депрессия. и почему.
ведь если смотреть все, что тут написано, станет очевидно, что у этой девочки в 14-16 лет не было нерешаемых проблем. она была гиперсчастливой.

признаться честно - я не узнаю себя в этом дневнике. мне кажется, что это писала какая-то младшая сестра, которой лет 10. тут мало за что можно зацепиться. живет человек и живет, ходит в школу, влюбляется, смотрит мультики, играет в игры , дружит, смеется и грустит по обоснованным причинам.

иногда тут встречаются фотографии. на них тоже не я.
в то время я старалась постоянно быть на кого-то похожей в зависимости от увлечений. мне всегда хотелось быть "как".
как азиатка: и поэтому я щурила глаза на фото и красилась по обучающим видео для азиаток. какого черта?! щурить глаза, чтобы стать представительницей другой расы? причем совершенно не похоже. это не шло мне. и вообще это сродни расизму. сводить все особенности внешности к узким глазам.
я была тупой.
точнее...у меня не было никого, кто бы ценил другую сторону меня. или просто меня. чтобы я оставалась собой, говорила открыто и серьезно, поднимала бы более глубокие темы. аргументировала, а не просто бы орала.
но это не поощрялось. поощрялась беготня за идеалами, милые картинки, поведение как в аниме. и я была такой. я под это подстраивалась.
кроме азиаток я хотела еще быть похожей на Эллисон Харвард из ТМ по-американски и еще на нескольких девушек оттуда. мне нравилась ее необычность, особенности внешности - большие глаза, криповость, странное поведение. она этим выделялась на шоу и в своем блоге на тамблере. и, конечно, я узнала в ней себя и начала подражать.
получается, что у меня тут только 2 типа фото: узкие глаза (азиатский закос) или глаза на выкат (закос под Эллисон).
потом были Май литтл пони. В то время популярный сериал. Я их полюбила наверное потому, что их полюбили люди, за которыми я следила в интернете - косплеерши, анимешницы.
и я повторяла за ними. выбрала себе пони по характеру и стала говорить как она. стала играть ее в жизни.
Это была Пинки Пай, кстати. еще Флаттершай мне релейтила. но Пинки ярче, веселее, смешнее, заметнее. поэтому она была привлекательной ролевой моделью, если можно так вообще сказать про персонажа мультфильма, прописанного совершенно картонно, хоть и с предысторией...Пинк­и была грустной пони изначально, но потом что-то случилось, у нее закудрявились волосы и она стала праздником, который скачет постоянно, суетится, мешает и смеется. да. я хотела быть такой. заводилой, веселухой. скакать вокруг друзей и быть постоянно навеселе.

в общем. я не представляю для себя ценности в этом дневнике, потому что он -подражание. нелепое и очень грустное. совсем не смешное.

также, в моей голове было много ограниченности. хотя я считала себя разумной. но какая разумность, если ты стараешься все мысли выражать от лица гиперактивной пони? кхем.
я многое не принимала. мне не нравилась тяжелая музыка, потому что "ее играют вонючие волосатые наркоманы". мне не нравились люди, которые пьют, курят, матерятся, потому что мне казалось, что это -зло, а я на стороне добра и должна все это презирать, ведь "хороший человек не будет ругаться матом, вести себя развязно".
я считала девушек, которые в моем возрасте (14-16) ходили на каблуках, "козами". и называла только так. это было мое обозначение для ТП. и это было клеймо. клеймо, которое я ставила на всех неугодных мне людей, а их было большинство. были и другие клейма. тату и пирсинг я ненавидела потому что люди с ними не вписывались в мое представление о милом и добром человеке.
феминизм я тут называла бредом...кажется тогда я даже не знала определения этому слову.
ну и так далее. на все и на всех старательно ставила клейма. а себя считала особенной. не такой как все эти "опустившиеся, забывшие путь добра". я считала, что меня не понимают и не пытаются понять все эти глупые люди, которые живут шмотками, гулянками, интригами, обсуждением парней и прочих "низких" интересов. хотя вообще-то они надо мной насмехались за мои увлечения (аниме, внешний вид, манера говорить). они были не очень-то классными людьми, что, видимо и спровоцировало мою защитную реакцию как у ребенка - называть их плохими и не дружить с ними, придумать им клички, но не говорить в лицо, а обсуждать в дневнике или с подругой.
мои одноклассницы были агрессивными. я к ним не лезла. а они могли. они считали, что можно подойти, сесть вокруг тебя, начать спрашивать что-то, но не слушать ответы, а только насмехаться над тем, как я разговариваю.
у меня были реальные причины, реальная травля (в унитаз головой меня не наклоняли, но за школой угрожали устроить темную). я была для них ходячим поводом для насмешек. как что - сразу Рита. над нец же можно как угодно стебаться, она просто улыбнется и стерпит. а потом по новой.
в общем, я тогда совсем забилась и стала социофобкой. думаю, у меня даже проявлялась аутичность. и сейчас я не уверена, что она прошла. какие-то нижние границы, не очевидные признаки...но они присутствовали, а тогда особенно.
я не знала что ответить этим людям, что сказать. я боялась..волновалас­ь. путалась в словах. не умела ничего выразить так, как мне хотелось. не могла поддержать беседу. и мне было от себя противно. я стала ненавидеть и унижать себя так же как они. и считать уродкой. и тупой. и немогущей связать двух слов.
поэтому то и не удивительно. что я искала специфические интересы, фанатство, которое занимало меня дома для того, чтобы не думать слишком много о том, что происходит в школе. я искала в интернете людей, за которыми можно следить (ну, фолловить, не сталкерить, конечно). и они отличались от моих одноклассников/-ниц­.
в классе никто не любил аниме. никто не слушал к-поп, джи-поп. никто не смотрел май литтл пони. никто не знал что такое косплей.
и я была среди этих интересов как в своем особом мире. где есть только добро и мир.
но, конечно, это не оправдывает мои ярлыки, которые я навешивала на людей. и можно было поступать мудрее. учиться говорить. учиться ставить себя не ниже их в общении, а на равне. уметь отвечать за себя. не терпеть оскорблений. пусть бы даже они начали конфликтовать со мной. конфликт на равных был бы лучше, чем положение вечной молчаливой жертвы. но я не могла тогда. просто не могла.
я думала добрый человек терпит. но это не помогало.

сейчас я до сих пор чувствую, что мне некомфортно со сверстниками и подростками. то есть с теми кто от 14 до 22 и немного старше тоже. а это множество людей.
я до сих пор вижу в них своих одноклассников и одношкольников, которые гнобили и у которых непредсказуемые жестокие, возможно, мысли и идеи в голове.

на самом деле после 9-ого класса все немного изменилось. и в свои 17-18, а потом 19-22. я переживала совсем другие вещи и периоды взросления и социализации: вуз, отношения и тд.
но об этом расскажу уже в следующей записи. эта и так слишком длинная.
но мне стало полегче.

Категории: Дневник, Вдневник, Возвращение
никчемный юзер жизни Куроноя 01:11:27
Налей мне, если ты хочешь скандала.
Нет, нету никого хуже, чем я - ты сама мне так сказала.
вторник, 15 января 2019 г.
. Хорьхэ 21:23:48
 Какой ад я пережил вчера...
Я не давно порекомендовал одной девке антидепр и... Как бы меня наказали за это!
Вот, мол жуй, доброхот.
Она ж должна умучиться, как ты в ее годы, а ты подшухерил.
Мразь, получай. Вот такая мысль чет посетила. Ну, про мои мучения писать сложно. Это мне нужно нажраться накуриться.
Но я напишу. Очень сложно.
Наконец-то я один.
Начну. Неважно, куда я должен был. Неважно.
Я, не спав накануне, как дурак, от нервов или. В общем, я ожидал ад, я получил. Но... Нетак, как я думал. Я ныл везде анонимно, как мне страшно, и... Заметил интересную херь. Это возбудило меня. Сама возможность сказать,
мне страшно, понимаешь, послужила хорошим таким спусковым механизмом. И, я решил не уходить, не кончив. Чтоб просто скинуть напряжение, и. Сделать это на обретеном триггере. Нувыпоняли)
Что там, это было бесподобно. Сама идея сейчас при оглядке в ее конкретном выражении,, вызывает у меня недоумение. Но при глубоком вхождении в транс все становится обьяснимо. Я пришёл в крайне романическое состояние после. Я хотел бы жить в этом состоянии... Но, как само собой, ныне я его утратил и утратил довольно быстро, лишь начав ненавистные сборы. Весь этот деловой настрой напроч вышибает романтику.
Я на нервах выбег из дому. Вся вот эта дерготня. Я в аду ее видел, да.
Ну да ладно. Я сел в транспорт, набитый утренними работягами. Было темно и бесперспективно, тягостно и безрадостнов то ледяное гадкое зимнее утро...
Я определённо родился здесь, в этой стране, чтоб быть поближе к аду, чтоб мучиться всю жизнь от холода и голольда.
Я дурак, чего там.
Я почувствовал, как начинаю погибать от холода, но это было терпимо.
А нестерпимо было дальше. Дальше мой неугомонный мочеточник решил, что пора. Он послал пару болевых сигналов в почки, дальше просто терзал уретру прибыаающей водой.
Я понял, что все хуже, чем казалось.
Мне нужно было очень далеко, дальше, чем обычно. Я мог бы вылезти пораньше, после сесть опять, но время! Я терял его. И я решил подыхать. Не знаю, как мне пришло, скорее от невыспанности, положить голову на стекло. И я, вот так, держа ее чуть набок, терпел и внутренне плакал.пиша,я пишу к невидимому гипотетическому понимающему читателю, хотя, по моему опыту, таких очень мало. Но иллюзия понимания ниипаться как согревает душу.
Итак. Я сидел и медленно погружался в великое ничто. Все стало каким то водянисто расплывчатым, смутным. Я решил не впадать в отчаяние, хотя был близок к нему. Я отвлекался видом за стеклом и смутно вспоминал и впадал в забытье. Я вдруг представил, что у меня очень очень большие глаза и это очень поэтичный вид придавало склонившись набок и с большими глазами. Я был еще скромен, а меня кто то безоговорочно принимает или примет. Да, вот так я страдаю беспонтово, а меня любят и принимают. Ибо, по неясной мне причине, моя уретра зачем то поддерживает связь с населением. Да, с тем что я так презираю, с людьми, с народом.
Далее, с горя, чтоб легче выдержать-а я неосознанно делал все для этого, я стал перечислять в уме буквы, ожидая ту, что позволит сделать это легче. Я нашел. Она синяя. И меня очень поддерживал синий цвет и оттенки его. И я видел, как меня в полумраке встречали огоньки каких то парадных и бредил, как я жил там с человеком, который тоже всю жизнь считал себя неудачником. Это его слезы подьялись на стекле и вокруг все стало слезно слюдяным.
И мы жили где то у воды, у моря даже, бедно и бесприютно и неудачники, да.
Столько этих слез... Непонятных.
И меня просто уносило от всего. Дальше. От всего мира. Я видел вывески, людей и я просто знал-у но сит. Я будто скончался и меня уносит куда то за пределы. Некоторые знают это, а кто то нет, но они смотрят на меня на остановках. Я не принадлежу, это не относится ко мне, каждый обьект напоминает мне о том, какой я лох и неудачник, ничего не добившийся лузер. Но... Уже все.
Уже уносит. И взгляд на остановках... Прям в душу, в середину груди. Ух. Они немного цепляли меня за живое, бередя старые социораны. Раньше я бы сел прямо, приосанился, принял позу, напялил маску.
Но... Я решил оставаться подобно неодушевленному обьекту в том же положении. Смотрят и смотрят. Меня уже тип нет. Я выдержал. Но вот сейчас, вспоминая, я чувствую, какого это, как это трудно, грубо и нелегко. У меня, пожалуй, не будет слов, чтоб передать этот социодискомфорт словами...
И по сю пору я думаю, насколько я гол пред взглядами, как это трудно их выдержать.
Мне нужно работать в этом направлении:выдержи­вать взгляды.
Ну так вот. Продолжу.
Я умирал. Именно так. Мои страдания были схожи с этим. Я мысленно иногда просил водителя, чтоб он не останавливался.
И я подумал, как вообще страшно-умирать. Ты просто ощушаешь мучения, ничего кроме.
Ты не знаешь, что ждет, и я еще, напомню, находился в неком поэтическом уныниии, поэтической грусти, которая позволяла мне выдержать, протянуть. Впрочем, осознание своего конца, поставило меня перед фактом, что грусть и упадочный настрой уже не помогают. Я умираю... Нет. Это не то. Да, может, я и умираю, но я буду жить. Я выживу. Я обязательно... Жить... Я живу. И вот это уже дало силы. Пусть обьективно я подыхаю, но я настроен на жизнь и душа как то вдруг обрела силу именно с настроем на жизнь!
Ну, вот мы у места выхода... Я был в трансе... Выскочив, я в полуосознанном состоянии побежал туда, где б смог отлить... И... Я сделал это! Я долго журчал, пошатываясь... Я готов был потерять сознание в процессе... Чесались десны.
Отлив до последней капли, я вышел.
Думаете, все? Ан, нет. Я еще не рассказывал про путь домой.
Сидя в искомом здании, я подумал, как человек реагирует на все. Скажем, на звук открывающейся двери. И прочие вещественные ощущения. На звук своего имени. Дух вздрагивает от звуковых колебаний. Это ли не зависимость. Я был протяжным в момент мучений. Это нужно было :протяжность, неторопливость. Вспоминая детство, я подумал, что я жил там какое то время с ощущением того, что я никогда не вырасту.
Что я так и буду ребенком. Никогда не взрослым. Оно нагоняло легкую тоску и безысходность.
Я находился там где то около шести ч. И не курил. Поэтому, выйдя, я первым делом закурил на обочине. И... Начал падать. Кое как вернул равновесие и пошатываясь, слабыми шагами, пополз на остановку.
Идя до нее, я думал, что трудом, именно трудом, я никогда не искуплю своей кармы. Потому что сколько бы я не трудился, сколько б не изнемогал, это как правило, убивало мою душу и не даровало решительно ничего. Абсолютно. Кроме горького опыта и измождения.
На остановке я увидел забегаловку, но решил не заходить, хотя есть хотелось.
Приблизился а